Документы Национального архива Республики Карелия об участии посланцев Олонецкого края в сражениях с Наполеоном (1812-1814 гг.)

В жизни каждого народа и страны есть такие грандиозные события, которые являются решающими и незабываемыми в течение многих веков. Таким является 1812 год – начало Отечественной войны русского народа против Наполеона, завоевавшего многие народы и государства Европы в предшествующие годы.

В ночь на 12 (24) июня 1812 г. французские войска переправились через Неман на территорию Литвы у местечка Вильковышки. Александр I был в это время в Литве – он давал бал в имении Бенигсена. Во время всеобщего веселья появился гонец со страшным известием о переходе французов через Неман. Александр I сделал попытку урегулировать отношения с Наполеоном, с этой целью был направлен в лагерь французов генерал Балашов, но его миссия не увенчалась успехом. В течение нескольких дней на русскую землю переправилась старая, испытанная в боях, и молодая гвардия французов, кавалерия Мюрата. Россия не располагала такими крупными военными силами. На западной границе России в это время находилась армия Барклая де Толли и Багратиона, силы противников были неравными: 420 тысяч французов против 165 тысяч русских. При этом необходимо отметить, что как раз в это время в армии Барклая де Толли находился 20-й егерский полк, впоследствии получивший название 103-го петрозаводского, костяк которого составляли выходцы из Олонецкой губернии. В первый период войны этот полк участвовал в боях под Витебском, Смоленском и Бородино. Это были, в основном, рекруты, пополнившие армию в 1805–1812 гг. Войны из Карелии обороняли Багратионовы флеши во время знаменитого Бородинского сражения. За боевые заслуги в Отечественной войне 1812 г. полк первым в русской армии был отмечен новой коллективной наградой – знаками на киверах с надписью «За отличие» и пожалован  гренадерским барабанным боем.  В дни празднования 100-летия победы русской армии в Отечественной войне 1812 г., на Бородинском поле был поставлен обелиск в честь  Петрозаводского, Муромского и Двинского полков. В настоящее время нам известны еще не все имена героев Бородина, уроженцев нашего края, но некоторые из них мы можем уже назвать: П. Беренко, С. Олферьев, С. Петерсон, К. Шкурлатин, Н. Эскимах, И. Полунин, И. Тулупов.

Как известно, Бородинское сражение было переломным событием 1812 г. В этом сражении русские войска потеряли около 44 тысяч человек, французы – около 58  тысяч убитыми и раненными. Как раз после этого сражения 30 ноября 1812 г. был объявлен Манифест Александра I о чрезвычайном рекрутском наборе (с 500 душ мужского населения по 8 человек). Началом набора рекрутов по Олонецкой губернии является 16 декабря 1812 г. Первыми по этому набору в Олонецкое рекрутское присутствие прибыли рекруты Лодейнопольского уезда. Как свидетельствуют документы НА РК, во время 1812-1814 гг. в русскую действующую армию направлялись мужчины 18-40 лет, ростом не менее 2 аршин 3 вершков. При этом крестьянские и мещанские общества  снабжали своего рекрута одеждой, обувью и деньгами «принадлежащим количеством на обмундирование сукном, холстом, а также жалованием и провиантскими деньгами. Как видно из предписания олонецкого губернатора В.Ф. Мертенса от 5 марта 1813 г., обмундирование рекрута из Олонецкой губернии состояло из мундира, шинели, панталон, галстука, манишки, фуражки и ранца, стоимость этого обмундирования составляла 34 рубля. Судя по описанию одежды олонецкого рекрута, они направлялись в войска линейной пехоты и в егерские части.

В фонде «Олонецкое горное правление» (ф. 37) сохранилась переписка олонецкого губернатора В.Ф. Мертенса и горного начальника А.В. Армстронга о порядке отправления рекрутов из Петрозаводска в действующую армию, их количестве и снабжении: первая партия – 30 января 1813 г. – 406 чел, вторая партия – 25 февраля 1813 г. – 318 чел., третья партия – 18 марта 1813 г. – 135 чел., четвертая партия – 1 апреля 1813 г. – 43 чел., пятая партия – 6 мая 1813 г. – 354 чел. (предполагалось 400), шестая партия (недоимочные рекруты) – 14 августа 1813 г. – 50 чел., седьмая партия – 16 сентября 1813 г. – 108 чел. (предполагалось 117), восьмая партия – не позднее 18 сентября 1813 г. – 45 чел. Кроме перечисленных партий, направленных из Петрозаводска, в ноябре-декабре 1813 г. в Каргополе была сформирована группа в составе 346 чел. и в Пудоже – 158 человек .

30 июня 1826 г. вышел указ Николая I об установлении медали «В память вступления русской армии 19 марта 1814 г. в Париж». Этой медалью награждались все военные чины, бывшие в действующей армии по 19 марта 1814 г., непосредственно участвовавшие в битве за Париж, в военных действиях во Франции и в Польше под командой графа Бенингсена. В указе специально отмечалось, что не подлежат награждению провиантские комиссионеры, госпитальные смотрители, денщики и т.д. Списки награжденных медалью, обнаруженные в настоящее время в фонде «Олонецкое горное правление» (ф. 37), действительно свидетельствуют о героизме русских солдат в войне с Наполеоном и дают возможность восстановить имена участников сражений. Они прошли с боями Герцогство Варшавское, Пруссию, Датское Королевство, участвовали в морских сражениях и в боях за взятие Парижа.

6 июля 1812 г. Александр I обратился к россиянам с Манифестом «О сборе внутри государства земского ополчения», в которых говорилось:  «Неприятель вступил в пределы наши и продолжает нести оружие внутрь России… При всей твердой надежде на храброе наше воинство, полагаем мы за необходимое – нужное собрать внутри государства новые силы, которые, нанося новый ужас врагу, составляли бы вторую ограду в подкрепление первой, и в защиту домов, жен и детей каждого и всех…».

21 июля 1812 г. олонецкий губернатор В.Ф. Мертенс получил предписание «набрать из обитающих в Олонецкой губернии народов, в стрелянии зверей упражняющихся, до 500 человек, а далее и по сборе оных с теми самыми ружьями, которые они при своем промысле употребляют, отправить на подводах в С.-Петербург для причисления их к тому ополчению, которое там против неприятеля, вторгнувшемуся в пределы России, составляется…».  

24 июля 1812 г. в протоколе Олонецкой казенной палаты отмечается о препровождении в С.-Петербург «в пяти партиях, набираемых по высочайшему… повелению в Олонецкой губернии 575 человек стрелков». Первые 66 стрелков прибыли из Петрозаводского уезда в губернский город 11 августа 1812 г.

К сожалению документов об участии олонецких ополченцев в военных действиях 1812 г. сохранилось в Национальном архиве РК мало. Однако некоторые сведения можно восстановить опосредованным путем. Так например, 8 октября 1846 г. Олонецкое горное правление познакомилось с предписанием Олонецкого губернского правления о проведении работы по сбору сведений об обмундировании и вооружении «сформированному в 1812 г. в Олонецкой губернии, соединенно с Вологодскою, батальона стрелков» для подготовки Исторического описания одежды и вооружения Российских войск. В Национальном архиве РК сохранилось дело «По сообщению Олонецкого губернского правления о доставлении сведений о временно сформированных в 1812 г. ополчениях. В этом деле хранятся записи 20 опрошенных волостными правлениями ополченцев. Большинство ополченцев заявили, что они служили в Олонецком батальоне, некоторые указали точнее - в первом Олонецком батальоне, в 17-й дружине под командованием Петра Христиановича Витгенштейна, фамилия командира 17-й дружины записана следующим образом: генерал Иван Матвеевич Оклечеев, генерал-майор Оклечеев, генерал Аплечаев. Для выяснения подлинной фамилии командира мы обратились к исторической литературе и, прежде всего, к сведениям энциклопедии «Карелия», где указано о том, что «под командованием генерал-майора И.М. Аклечеева олонецкие ополченцы выступили на фронт из С.-Петербурга в октябре 1812 г. и через 4 недели прибыли в Витебск». Словарь русских генералов [1812 г.] сообщает «Аклечеев Иван Михайлович (1758-1824). Из дворян Вологодской губернии. 4 февраля 1798 г. произведен в генерал-майоры. В 1812 г. сформировал отряд олонецких стрелков, с которыми поступил в Петербургское ополчение и участвовал в боях под Полоцком и Чашниками, а в 1813 г. находился при осаде Данцига.» Награжден орденами Святой Анны 1-й степени, Святого Георгия 4-го класса, Святого Владимира 3-й степени, одним иностранным крестом за Очаков, золотой шпагой «За храбрость». В этом же издании имеются сведения об участии в военных действиях 1812-1813 гг. генерал-лейтенанта с 1807 г. Петра Христиановича Витгенштейна (1768-1843). «В 1812 году – командир 1-го отдельного пехотного корпуса, прикрывавшего Петербургское направление… В июле под Клястицами его войска остановили продвижение маршала Удино, в августе произошли ожесточенные бои его войск под Полоцком с корпусами маршалов Удино и Сен-Сира. В октябре его части штурмом взяли Полоцк. Затем в сражении под Чашниками было нанесено поражение маршалу Виктору. В Березинской операции… он не смог нанести решительный удар по незащищенной с фланга переправе войск Наполеона. В 1813 г. части под его командованием заняли Берлин… Награжден орденами Святого Георгия 2-го класса, всеми российскими орденами высших степеней, 4 иностранными, двумя золотыми шпагами с алмазами, одна из них с лаврами. Современники отмечали также исключительную демократичность графа Витгенштейна: «в нем соединялось рыцарское отношение к людям, без различия – равны они ему по положению, стоят выше его или находятся у него в подчинении, и характер твердый, решительный. Неся боевую службу Витгенштейн неоднократно возбуждал войска примером своей личной храбрости и неустрашимости».

Не вызывают сомнений показания ополченцев об их непосредственных ротных командирах. Алексей Семенов из деревни Важинская Пристань, Михайла Лаврентьев из деревни Нинисельга, Кирила. Евстифеев из деревни Афанасьева Сельга, Антон Афанасьев из деревни Улялега служили в 1-м Олонецком батальоне, в 4-й роте капитана Бажинского, Кирик Михайлов из деревни Барановской, Терентий Ануфриев из деревни Нимпельды, Емельян Ананьев из деревни Пелдожи, в 3-ей роте капитана Грибанова, Савелий Михайлов из деревни Каскеснаволок – во 2-й роте капитана Кутузова, Михей Черепов из деревни Лариковой и Никифор Варшуков из деревни Воевнаволок служили под командованием ротного офицера Софрона Гутарова (рота не указана). Исак Яковлев из деревни Римской, Евсей Кастьянов из деревни Салменижской, Василий Павлов из деревни Декнаволок, Терентий Лукин из деревни Катчалы, Никита Арефьев из деревни Сулажгоры указали только о своей службе в 17-й дружине. Обмундирование ополченцев было, в основном, следующее: казакины из черного сукна, полушубки из простой овчины, серые панталоны, на голове кивер из черного сукна, верхушка и козырек из черной кожи, спереди на кивере прикреплен медный крестик с надписью «За веру и царя», стрелки были вооружены ружьями и ранцами. Ополченцы указывали, что их вооружение было «наравне с егерями» .

Несколько отличалась одежда ополченцев 3-й роты: «Обмундирование имели они вместо мундиров  казакины или полукафтаны темно-зеленого  сукна с такими же пуговицами… белые полушубки, на руках коротенькие кожаные рукавицы, вместо ранца - кожаные сумки». По сведениям Шуйского волостного правления, не указывающего принадлежность ополченца к определенной роте, ратники были одеты «в мундиры синего сукна, вроде казакина, с красными воротниками и красными кушаками… кивера были синего сукна, верхушки кожаные лактерованные».

Одежда ополченцев к 1846 г., в основном не сохранилась, за исключением медных крестиков. Только Кирик Михайлов представил в Остреченское волостное правление «кивер, вместо ранца кожаную сумку и галстук темно-зеленого сукна».

21 декабря 1846 г. Олонецкое горное правление сообщило в губернское правление, что кроме показаний «оставшихся живыми ополченцев» другими сведениями об олонецких стрелках не располагает. Однако в фонде «Олонецкая духовная консистория» (ф. 25) обнаружен документ, который проливает свет на ряд интересующих нас вопросов – это аттестат от 20 июня 1814 г., выданный «служившему Новгородского ополчения в 4-й сводной дружине из вольноопределяющихся церковнику Ивану Харитонову в том, что во все время службы его в ополчении вел себя добропорядочно, находился в заграничном походе в Пруссии и при блокаде крепости Данциг, в сражениях был и службу отправлял всегда с усердием». В заграничных боях с неприятелем участвовали также наши земляки Алексей Семенов, раненый в Саксонии и Савелий Михайлов – под Парижем. В 1894 г. в Олонецком сборнике была опубликована большая статья неизвестного автора за подписью «моряк-любитель из олончан», в которой отмечалось: «В 1815 г. олонецкие стрелки, совершив святое дело и побывав в столице Франции, возвратились на свою родину, но уже не в том числе, в каком они ее оставили, зато почти все возвращавшиеся были украшены Георгиевскими крестами. Торжественно они были встречены в губернском своем городе Петрозаводске. Не доезжая до города по Петербургскому тракту были устроены, по случаю этой встречи, деревянные триумфальные ворота». Ворота эти существовали до конца двадцатых годов и назывались жителями, как мы очень хорошо помним, «трухмальными воротами».

 

Ведущий специалист Национального архива Республики Карелия И.С. Петричева