Памяти живые голоса

Национальный архив Республики Карелия продолжает активную работу по комплектованию фондами личного происхождения. Документы личных фондов уникальны по своему видовому разнообразию и содержанию. Каждый документ — живое свидетельство эпохи, повествующее о событиях и фактах истории страны через историю жизни человека или семьи.

В 2017 году свое место среди личных фондов Национального архива Республики Карелия по праву занял фонд семьи Гликман-Кофьян: композитора, музыканта и педагога Дворца пионеров г. Петрозаводска Леонида Самуиловича Гликмана, его жены, педагога Дворца пионеров г. Петрозаводска и Музыкального училища им. К.Э. Раутио Цецилии Наумовны Кофьян и их дочери Татьяны Леонидовны Гликман, также педагога Музыкального училища. Поступлению данных документов архив обязан художнику и журналисту Дмитрию Николаевичу Москину. Документы были получены им от потомков семьи Гликман-Кофьян для исследовательской работы о жизни и творчестве художника Виктора Тихоновича Ракова,  близкого друга семьи.

По традиции, каждый год в первой половине декабря в Петрозаводском музыкальном училище им. К.Э. Раутио, где Татьяна Леонидовна Гликман работала многие годы, проходит концерт хоровых коллективов "Декабрьские встречи", приуроченный ко дню её рождения. Национальный архив Республики Карелия также приглашает вас на свою виртуальную "декабрьскую встречу" для знакомства с документами Татьяны Гликман и её родителей.

Отец, Леонид Самуилович Гликман, родился в 1909 г. в городе Одесса в семье врача и учительницы музыки (сведения представлены согласно его автобиографии, хранящейся в Национальном архиве РК в фонде Петрозаводского горкома КПСС). Его родители познакомились в Швейцарии, жили в Одессе, затем в Баку. С началом Первой мировой войны в 1914 г. отца Леонида Гликмана мобилизовали  военным врачом в казачий полк на русско-турецкий фронт, где он был убит во время набега курдов. Оставшись без мужа, мать зарабатывала на жизнь частными уроками музыки, затем поступила на работу в Азербайджанскую народную консерваторию.

Леонид Гликман окончил в 1926 г. Бакинский промышленно-экономический техникум,   поступил в Азербайджанскую государственную консерваторию по классу рояля. В юности Леонид увлекался поэзией, сам писал стихи. В семейном архиве сохранились их рукописи. Некоторые ранние стихотворения созданы под влиянием футуристического течения, "на злобу дня", обнажая социальные пороки, другие поэтические творения раскрывают внутренние лирические и трагические переживания автора. В стихотворении "Метель" от 1926 г. он писал:

...Засыпают снежинки летучие
Завывает метель-лиходей
И в об,ятья морозно-могучие
Принимает бездомных людей.

Грязь людскую, стремленья нечистые,
Преступленья, пороки и кровь -
Все укутают искры пушистые
В чистый, белый, холодный покров...

В 1932 г. Леонид Гликман переехал в Ленинград, поступил экономистом на 3-ю Ленинградскую конфетно-шоколадную фабрику и одновременно в Ленинградскую государственную консерваторию им. Н.А. Римского-Корсакова на курс к известному пианисту П.А. Серебрякову. Помимо этого он писал статьи для ленинградских журналов «Работница и крестьянка», «Резец», «Юный пролетарий» и др.
Леонид Самуилович был политически просвещенным, активным общественным работником, поэтому его статьи были проникнуты идейностью, духом советской эпохи, патриотизмом. В статье под названием "Армия желает петь", подготовленной для журналов "Залп" и "Красноармеец и краснофлотец" в 1934 г. он писал о целях и задачах красноармейской песни: "Красноармейская песня - это большое и сложное искусство, требующее высокой техники, высокого мастерства и сознания большой политической и художественной ответственности...Спрос на красноармейскую песню - громаден. Наша армия желает петь песни, которые выражали бы ее готовность защищать социалистическое отечество".

Цецилия Наумовна Кофьян, жена Л.С. Гликмана, родилась 29 ноября 1907 г. в городе Нижний Новгород (сведения представлены согласно автобиографии, хранящейся в Национальном архиве РК в фонде Зарецкого районного комитета КП(б) г. Петрозаводска). После окончания школы в г. Свердловске, она училась в музыкальном техникуме, одновременно работала регистратором в Уральской системе государственного страхования, преподавала математику в школе. В 1927 г. начала педагогическую работу в детской музыкальной школе по классу рояля. В 1932 г. Цецилия Кофьян переехала в г. Ленинград, поступила в Ленинградскую государственную консерваторию им. Н.А. Римского-Корсакова на отделение детского музыкального воспитания, где познакомилась со своим будущим мужем Леонидом Гликманом.

В 1937 г. они оба окончили Ленинградскую государственную консерваторию и были направлены на работу во Дворец пионеров г. Петрозаводска: Гликман Леонид - педагогом кружка пианистов, Цецилия Кофьян - заведующей музыкальным сектором и руководителем хоровых коллективов. Позднее Л.С. Гликман стал солистом Петрозаводской филармонии, при его участии было образовано карельское отделения Союза композиторов СССР. Ц.Н. Кофьян стала первым руководителем детского ансамбля песни и пляски, ныне концертный хор «Теллерво» Дворца творчества детей и юношества Петрозаводска. Одной из ярких страниц творческой карьеры Цецилии Наумовны была постановка в 1940 г. во Дворце пионеров оперы Натальи Николаевны Леви «Карельская сказка», которая затем была представлена на днях культуры Карело-Финской СССР в г. Москва.

10 декабря 1939 года у семейной пары родилась дочь Татьяна. А еще через некоторое время их судьбы навсегда изменила начавшаяся Великая Отечественная война.

Леонид Гликман ушел на фронт добровольцем, как и многие другие педагоги Дворца пионеров, отказавшиеся от брони, и был распределен в истребительный батальон НКВД КФССР. Леонид Самуилович участвовал в оборонительных боях за Петрозаводск и Медвежьегорск. Находясь на фронте, он неизменно писал письма жене и дочери, не забывая  и о других родственниках, друзьях и знакомых, находящихся в эвакуации. Большинство писем сохранились в семейном архиве. Письма проникнуты теплотой и грустью о родных людях, находящихся за тысячи километров в то страшное для страны время. Леонид Гликман не терял присутствия духа, на фронте вел активную общественную деятельность. В письме от 21 октября 1941 г. он писал: "У нас заболел политрук, я его временно заменяю, так что у меня куча новых обязанностей", 24 октября 1941 г.: "Позавчера мне здесь сообщили (приезжал комбат), что 21-го числа меня приняли в партию. Это большой день для меня. Теперь я - полноценный человек нашей эпохи".

Для Леонида Самуиловича это было большое, торжественное событие, ведь в ряды Красной армии он вступал кандидатом партии, а теперь был принят в члены. За него поручились его боевые товарищи. Его коллега по работе в Октябрьском РОНО, а в военное время - сослуживец по фамилии Лавров написал о нем в своей рекомендации: "С первых дней войны тов. Гликман является бойцом истребительного батальона,...участвуя при защите города Петрозаводска, показав и здесь себя как преданного патриота родины."

В протоколе общего партийного собрания сводного истребительного батальона НКВД от 5 ноября 1941 г., которое было проведено на линии обороны в лесу близ г. Медвежьегорска собравшиеся постановили принять Л.С. Гликмана в члены ВКП (б).  Заявление Леонида Гликмана зачитывал его боевой товарищ и коллега по Дворцу пионеров М.М. Роскин.

Леонид Гликман испытывал душевный подъем. В письме от 30 октября 1941 г. он писал: "Моя Цилька! Сегодня - твой день рождения....Солнце мое! Как я однако тебя люблю, если бы ты знала. И как соскучился! Сейчас перечитал твои письма (два из них ношу с собой по всем местам. Сколько бы я дал, чтобы очутиться сейчас в Перми - хоть на 3 часа! Ну ладно, будет и наше время!" Но не случилось...С войны Леонид Гликман не вернулся.

В 1947 г. Цецилия Наумовна в своих дневниковых записях написала ответ на эти письма в далекое прошлое: "Ленька, Ленька мой! Мой Родной, бесконечно, беспредельно любимый и близкий!... Все годы без тебя - не были годами мрака. Я знала, что каждую минуту я с тобой. Я не могла, не хотела, не в силах была понять, что тебя нет. Каждый миг, каждый шаг мой был с тобой, за Родину, за жизнь, за тебя, за нас. Мы всегда умели быть вместе даже на большом, бесконечно великом расстоянии. Твои письма. Маленькие, скупые...и такие сочные и полные. Любовь и надежда провели меня через весь этот путь борьбы и страданий....Я одна. Тебя нет уже 6 лет...".

Обстоятельства, место гибели и захоронения Леонида Гликмана точно не известны. В документах фонда Штаба истребительного батальона НКВД КФССР на 1 сентября 1941 г. Гликман Леонид Самуилович значился в качестве политрука в списках личного состава 4-го взвода 2-го истребительного батальона, в списках сводного истребительного батальона НКВД по состоянию на 8 ноября 1941 г. Также Л.С. Гликман значился в списках бойцов и командиров сводного Петрозаводского истребительного батальона, пропавших без вести при обороне г. Медвежьегорска на 4 января 1942 г. Больше сведений о судьбе Л.С. Гликмана в этих документах не обнаружено.

Ученый-литературовед, доктор филологических наук Ю.И. Дюжев опубликовал письма своего отца в книге "Иван Дюжев. Письма с Карельского фронта". Иван Ильич Дюжев работал заведующим Петрозаводского городского отдела народного образования и был знаком по своей профессиональной деятельности с работниками Петрозаводского Дворца пионеров. В письме от 18 декабря 1941 г., адресованном жене, Иван Ильич писал: "Если знаете, где Цецилия Наумовна, то передайте ей привет и скажите, что Леонид Семенович (по некоторым документам отчество Л.С. Гликмана значится как "Семенович") жив и здоров, хотя был в крупных переплетах. На днях о нем слышал. Теперь он в Пудоже." В феврале 1942 г. он дважды вспоминал Леонида Гликмана в письмах: "Я писал о Леониде Семеновиче. У меня был Николаевский в январе м-це и он говорил, что Л.С. после опасных боев остался жив. Они уехали от нас в П-ск. В последнее время я ничего о нем не слыхал."; "Адрес Леонида Семеновича постараюсь узнать и, если узнаю, сообщу Цецилии Наумовне. Мне хочется его найти, хочу порекомендовать на работу в армии по его специальности. Как раз такого культурного, музыкально образованного человека у нас не хватает."

Последнее упоминание о нем было в письме от 11 марта 1942 г. : "О Л.С. Гликмане узнать не мог. Они в январе месяце уехали в Пудож. Какова судьба их дальше - не знаю. Но уверен, что он жив."

Леонид Гликман так и остался в числе тех, кого считают пропавшими без вести. Его имя увековечено на мемориальной табличке Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова в числе имен преподавателей и студентов, погибших в годы Великой Отечественной войны.

Ц.Н. Кофьян с дочерью Татьяной пережили большую часть Великой Отечественной войны в эвакуации. 22 июля 1941 г. во время начала эвакуации населения из г. Петрозаводска  Цецилия Наумовна выехала с группой детей, воспитанников Дворца пионеров, в деревню Тудозеро Вытегорского района. 1 октября 1941 г. Вытегорским районным советом Цецилия Наумовна была назначена начальником эшелона, эвакуируемого в Молотовскую (ныне Пермскую) область. В эвакуации она продолжала вести активную трудовую деятельность: с ноября 1941 г. работала в колхозе Медведевского сельсовета, с марта по июнь 1942 г. в детском дошкольном интернате, эвакуированном из г. Ленинграда. С 20 июня 1942 г. по март 1944 г. она работала налоговым агентом Кишертского районного финансового отдела при Медведевском сельском совете.

В мае 1944 г. по вызову Управления по делам искусств при СНК КФССР приехала в г. Беломорск, где работала в качестве директора Дома Народного творчества, в августе1944 была вызвана в распоряжение ЦК КФССР и назначена временно исполняющей обязанности директора Петрозаводского Дворца пионеров, а затем заместителем директора по учебной части.

В фонде сохранился черновик письма, составленного Цецилией Наумовной от лица педагогического коллектива Дворца пионеров 26 октября 1944 г. Предположительно письмо было написано в адрес Никошкова Владимира Павловича, который с 1937 по 1941 гг. работал руководителем кружка юннатов Дворца пионеров, а после войны с 1946 по 1950 гг. заведующим станцией юннатов Дворца пионеров. Цецилия Наумовна написала: "Дело в том, что я - Цецилия Наумовна Кофьян, бывший руководитель хоровых коллективов, сейчас временно исполняю обязанности директора. Должна только Вас несколько огорчить. Заметка, напечатанная в "Лен. Знамени" (газета "Ленинское знамя" (с 1940 по 1955 гг.) и, очевидно, попавшая в вашу фронтовую газету - неверна. Дворца еще нет. Здание наше настолько разрушено, что починить его немыслимо. Но нам дано здание 2-й средней школы (на пл. Кирова)...Трудностей много, но опять, постепенно, собирается наш дружный коллектив. Многих из нас нет уже. Лангового Сергея Вас., Роскина Мих. Мих., Гликмана Леонида Сем., Макарова и др. Но мы, оставшиеся, полны энергии и творческих сил, постараемся заменить заменимое. Ну, а что незаменимо...".

Коллектив педагогов дворца был очень творческий и дружный. Цецилия Наумовна с дочерью жили в одном доме с директором Дома народного творчества, руководителем кукольного кружка Петрозаводского Дворца пионеров И.А. Мальцевой и ее мужем, актером Русского драматического театра С.Х. Арутюновым. Их дочь Рузанова (Арутюнова) Наталья Сократовна, Почетный гражданин Республики Карелия, вспоминает о своей дружбе с Татьяной Гликман. В творческий круг друзей входили художник В.Т. Раков, его жена Е.Л. Мавроди, архитекторы Н.В. Куспак, Р.Б. Корнев, Н. Корнева, концертмейстер Петрозаводского Дворца пионеров Л.А. Малафеева, художник, педагог Дворца пионеров О.Ф. Граф и другие. Они устраивали теплые домашние творческие вечера, концерты, представления. К каждой своей встрече подходили творчески: составляли сценарии, писали сказки, руны, стихи. На дни рождения делали друг другу музыкальные и поэтические подарки. Например, художник Виктор Тихонович Раков нарисовал множество замечательных сюжетных рисунков, шаржей для своих друзей и коллег. В фонде сохранились документальные свидетельства этих вечеров.

В январе 1945 г. Ц.Н. Кофьян была избрана в состав Президиума Карело-финского Союза композиторов. Она долгие годы преподавала в Петрозаводском музыкальном училище: вела курс сольфеджио, была заместителем директора по учебной части. В 1982 г. решением профсоюза работников культуры КАССР имя Ц.Н. Кофьян было занесено в Книгу почета Музыкального училища им. К.Э. Раутио. Умерла Цецилия Наумовна в 1987 г.

Татьяна Леонидовна Гликман пошла по стопам родителей: училась в Петрозаводской музыкальной школе по классу фортепиано, в музыкальном училище на отделении хорового дирижирования, в Ленинградской государственной консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова. Среди её педагогов - Исай Эзрович Шерман, Лев Николаевич Косинский, Вениамин Наумович Толчинский.
Друг и коллега по музыкальному училищу Кир Ильич Рожков в статье "Она звалась Татьяна" вспоминает о роли, которую Цецилия Наумовна как музыкальный педагог сыграла в жизни Татьяны Гликман: "Мама для нее – пример педагога-воспитателя, сочетавшего в себе высокий профессионализм, требовательность, принципиальность с чуткостью, добротой, искусством найти индивидуальный подход к каждому ученику."

Цецилия Наумовна очень поддерживала свою дочь, когда та стала студенткой Ленинградской государственной консерватории им. Римского-Корсакова. В одном из сохранившихся в личном архиве писем она советует дочери: "Родная моя Заюшка! Ну как ты там без меня?...Помни, Лапушка, что все зависит не от количества, а от качества занятий, следовательно: ...по дириж.: следи, чтобы рука пела, чтобы не было ни одного пустого движения, чтобы каждый звук был в руке наполнен, певуч..."

Окончив дирижерско-хоровой факультет Ленинградской государственной консерватории, Т.Л. Гликман вернулась в Петрозаводск, в Петрозаводское музыкальное училище на должность преподавателя сольфеджио, теории музыки, гармонии. Позже Татьяна Леонидовна занимала должность заведующей дирижерско-хорового отделения училища, руководила его академическим хором, который активно гастролировал, в т.ч. в Финляндии. Наряду с педагогической работой Татьяна Леонидовна вела концертно-исполнительскую деятельность, много лет работала в качестве хормейстера Народной капеллы Дома культуры профсоюзов Карелии. Позднее Татьяна Гликман стала хормейстером камерного хора “Валаам”, сформированного в 1988 году из студентов и преподавателей музыкального училища под руководством К.И. Рожкова.
Помимо музыкального творчества, Татьяна Гликман, также как отец, увлекалась поэзией. Свои первые стихи она написала в начале 1950-х годов, будучи школьницей. Родившись в Карелии, она горячо любила свой край и призналась в любви к нему в стихотворении, написанном в 1958 году, которое впоследствии стало основой для песенной композиции:

Как не любить, мой край родной,
Твоих озер и рек?
А как искрится под луной
Пушистый, мягкий снег!

И до чего же хорошо
Мне здесь в лесном краю.
Люблю всем сердцем, всей душой
Карелию мою.

Её стихи очень мелодичны, поэтому часть из них легла в основу хоровых композиций. Музыку к ним Татьяна Гликман также сочиняла сама. Ее творческая карьера была пронизана любовью к музыке, песенному и хоровому творчеству. В одном из своих стихотворений Татьяна Леонидовна написала:

Мечта моя дружит с песней,
А песня - волшебный зов.
Всех песен она чудесней,
И имя её - Любовь...

Татьяна Леонидовна внесла большой вклад в развитие музыкально-хоровой культуры Карелии. В 1990 г. она была удостоена звания "Заслуженный работник культуры КАССР". Татьяна Леонидовна Гликман скоропостижно ушла из жизни во время поездки с камерным хором на гастроли на остров Валаам в 1992 г...

В 1999 году к 60-летию со дня рождения Татьяны Гликман её друзья и коллеги составили и выпустили  в память о ней небольшую книжку ее стихов под названием "Люди, милые люди! Как хорошо мне с вами!"
"Многие из круга близких к автору коллег, друзей неожиданно и впервые открыли для себя огромный, богатый и противоречивый духовный мир Татьяны, в котором были не только радость жизни, шутки и смех, но и боль, страдания, отчаяние ... Татьяна относится к числу тех людей, о которых говорят, как о вечно живых. Она жива в памяти коллег, учеников, детей и внуков, в музыкальных и поэтических произведениях..."  - пишет К.И. Рожков.

Каждый из членов этой удивительной семьи был самобытной, творческой и разносторонней личностью. Документы семейного архива отличаются необычайной эмоциональной наполненностью, в них переплелись между собой и счастье, и горе, и радость, и печаль.

Национальный архив Республики Карелия будет признателен всем, кто был знаком с этой семьей и готов поделиться своими воспоминаниями либо сохранившимися  документами этой семьи (письма, фотографии, материалы служебной деятельности и пр.).

Документы из семейного фонда Гликман-Кофьян