Филимонов Вячеслав Георгиевич родился в 1922 году в г. Уржум Кировской области
Ветеран Великой Отечественной войны, полковник в отставке, председатель Совета ветеранов ПетрГУ

01«В воскресный день, 22 июня 1941 года мы с товарищами пошли на дневной сеанс в дом культуры и перед началом сеанса услышали выступление Молотова о вторжении на территорию Советского Союза немецко-фашистских войск. Люди слушали сообщение спокойно, опустив головы. Это ведь мы, молодые, неопытные были, а старшие знали, что такое война, что она только горе приносит.

Мой отец был начальником Автотранспортного управления, а все, имевшиеся при управлении, автомобили сразу начали формировать в автоколонны и отправлять на фронт вместе с водителями. Мама работала в детском саду воспитательницей. Помню, мы все время слушали новости, радио не выключали никогда.

В феврале 1942 года папу призвали в армию и направили в город Киров, а оттуда под Старую Руссу. А под Старой Руссой шли жесточайшие бои, и больше мы не получили ни одной открыточки, ни письма-треугольничка. Последнее письмо было со станции Сонково. Отец пропал без вести. Сколько запросов мы направили, разыскивая его. Но я сам военный человек, я знаю, что в первые годы войны потери были огромные. Учесть всех погибших было просто невозможно.

И вот когда папа пропал без вести, я решил пойти в военное училище, чтобы отомстить за отца. Закончив 10 класс, я добровольно поехал в военное училище по разнарядке военного комиссариата. Военное училище располагалось в городе Рыбинске. Там я окончил ускоренный курс (11 месяцев), получил звание лейтенанта и был направлен на Юго-Западный фронт в должности командира взвода противотанковых орудий.

Помню, приказали нам готовить плацдарм для форсирования Днепра, но тут начался обстрел, и я был ранен в левую ногу. Попал в госпиталь. Буквально сразу после того, как выписался из госпиталя, был снова тяжело ранен в руку, получил сильнейший перелом локтевой кости. А потом было еще третье, последнее ранение. Его я получил в г. Кенигсберге. Вот взятие Кенигсберга, наверное, и есть самый памятный эпизод моей фронтовой жизни. Это же была немецкая цитадель, в которой все было приготовлено для обороны.

Наш 806 стрелковый полк 235 стрелковой дивизии 43-й армии III-го Белорусского фронта должен был взять эту крепость штурмом. Но вот представьте, сначала там шла кирпичная кладка толщиной 2,5 метра, затем 1 метр бетона и 2,5 метра земли. Вот чем можно это пробить? Самыми крупными орудиями стреляли, тол привезли. В итоге сделали 5 входов и так вот смогли прорваться. Но больше 300 человек при штурме погибло. А ведь до конца войны оставалось 30 дней! И погибли самые опытные солдаты, которые от Москвы дошли до Кенигсберга. Вот что страшно было!

Я до Берлина дошел. Но ведь были те, кто, пройдя всю войну, погибли за несколько дней до Победы! Жалко было терять товарищей. Ведь победа — она одна на всех».