Макаров Юрий Константинович родился в 1922 году в д. Кузовково Гаврилов-Ямского района Ярославской области

Makarov«Перед войной я окончил третий курс техникума радийной промышленности при шинном заводе в городе Ярославле. Одновременно с учебой работал слесарем-сборщиком на том же заводе.
22 июня я находился по однодневной путевке в доме отдыха «Красный холм» в 18 км от Ярославля. Утром мы играли в волейбол и перед вторым завтраком по радио услышали голос Молотова. Он объявил о начале войны. Все тут же стали разъезжаться — кто на пристань пошел, кто на шоссе вышел.

Я был оставлен до особого распоряжения в тылу. Стал членом Бюро комсомола нашего Первого Металлического завода, который с началом войны стал оборонным. Ребята стали уходить на фронт, остался в итоге я один парень, а все остальные — девчонки. И стали они на меня косо смотреть, что, мол, мужчины, на фронте, а я отсиживаюсь. Но я не отсиживался. Я несколько раз в военкомат обращался, просил меня на фронт отправить. В конце концов, мне повезло. Объявили набор комсомольцев - добровольцев со средним образованием. Так я ушел на фронт, попал в учебный батальон связи в Москве (1200 человек в нем было, со всей России набрали).

По приказу я прошел в механики аппарата Бодо. Это было лето 1941 года. Не успели мы доучиться, как началась эвакуация. В октябре 1941 года Москва была на осадном положении, и нас отправили за Урал в г. Шадринск. Там мы доучивались, но меня почему-то от проводной связи направили в пехоту.

В Свердловске, на станции Лань, были организованы военные лагеря, куда нас отправили для принятия присяги. Оттуда мы и на фронт ушли. Я попал на Северо-Западный фронт в роту автоматчиков 380-го стрелкового полка 171-ой стрелковой дивизии. Выдали мне 6 патронов — 3 одиночных и 3 очередью. Гранат бери сколько хочешь, а патроны ограничены. И вот так первый бой для меня начался. Штурм Валдайских высот.

Валдайские высоты невысокие, но, когда в упор немецкий пулемет бьет, а ты вперед идешь, то они крутыми кажутся и высокими. Когда после войны я приехал на места боев, то это даже на горы похоже не было.

Нас в пехотной роте было около 120 человек, а в расположение, когда мы взяли высоту, вернулось 37 человек. Все остальные — раненые, убитые. Помню, я раненого одного вытаскивал. Мина недалеко разорвалась, и у него разворотило все мягкие части сзади. Кости торчали. И вот мы с товарищем его тащили, а он, удивительно, только пыхтел.

Когда мы отбили у немцев все высоты, то они начали контратаку — закидывали нас минами. Вот я лежу и одна мысль: «Вот сейчас меня, вот сейчас меня». Но Бог миловал. Мы отбили 4 атаки, пока нас не сменили.

Потом меня зачислили в разведку. Зимой 1942 года я подорвался на мине, и меня направили в госпиталь. Со своей дивизией мне пришлось расстаться. А 380-й полк этой дивизии штурмовал Рейхстаг.

Из госпиталя меня направили в войска противовоздушной обороны на I-й Белорусский фронт. Война для меня окончилась в городе Потсдаме. 9 мая, помню, такие эмоции были! Восторг! Я, в частности, три автоматных диска выстрелил от радости».

Интервью с ветераном Великой Отечественной войны состоялось при содействии  Военного комиссариата Республики Карелия.