Деятельность Центрального архива АКССР по собиранию и сохранению книжных богатств республики в довоенный период

1Основу фонда современной научно-справочной библиотеки Национального архива Республики Карелия, самую ценную ее часть - досоветские центральные и местные издания, республиканские периодические издания первых десятилетий советской власти, составляет литература, собранная Карельским центральным архивом в довоенный период.

В июне 1918 г. при Олонецком губернском отделе народного образования был образован подотдел архивов, после чего из прекративших свою деятельность ведомств, организаций, обществ и учебных заведений в архивное учреждение, наряду с документами, стали поступать и печатные издания. Вплоть до 1924 г. в штате учреждения состоял всего один постоянный сотрудник, у которого не было возможности вести существенную работу по разбору, учету и систематизации литературы.

В 1924-1925 гг. Центрархив РСФСР предписал местным архивным учреждениям организовать отделы печатных изданий, отмечая важность и срочность данной задачи. В циркуляре Центрархива РСФСР от 28 ноября 1924 г. местным архивам было предложено не только собрать и предоставить в Центрархив сведения о выпущенных за период с 1917 по 1921 гг. местных изданиях (отчеты различных съездов и конференций, ведомств и организаций, журналы, приказы, распоряжения, воззвания и другие издания ведомственного, профессионального и партийного характера), но и «в срочном порядке приступить к собиранию и хранению указанного материала». Кроме того, в 1925 г. после многочисленных согласований с Карлитом и ЦИК АКССР было урегулировано снабжение Карельского центрального архива экземпляром местных изданий с целью «концентрации и систематизации всех местных произведений печати».

В мае 1925 года на совещании при заведующем Карельским центральным архивом представители научных учреждений республики рассматривали вопрос «об увязке работы» Центрархива, Центральной библиотеки, Областного музея и справочной библиотеки Статуправления по собиранию, учету и систематизации книжного материала официально-справочного краеведческого характера. Было принято решение в течение наступающего летнего периода провести «широкую кампанию на территории всей Карелии по сбору залежавшегося в заброшенных местах книжного материала», а собранные издания официально-справочного характера (своды законов, правительственных распоряжений, официальные отчеты о деятельности учреждений и т. п.) в наиболее полном комплекте сосредоточить в Центральном архиве АКССР. Основанием для такого решения послужило то, что подобные издания являются «прямым дополнением архивного материала».

Таким образом, уже в 1924-1925 гг. перед Карельским центральным архивом стояли задачи по собиранию, систематизации и учету большого массива литературы, как  доcоветского, так и советского периодов. При этом в архиве не было библиотеки, отдела печатных изданий, подходящего помещения, в штате учреждения отсутствовал специальный сотрудник по работе с литературой. В августе 1925 г. Центральный архив АКССР, обращаясь к КарЦику с просьбой предоставить для отдела печатных изданий соответствующее помещение, сообщал, что «находящиеся в местах теперешнего хранения печатные материалы технически невозможно из-за тесноты помещений и отсутствия освещения и отопления привести в систему и описать».

В акте по итогам обследования Карцентрархива в сентябре 1925 г. инструктор Центрархива РСФСР ВЦИКа констатировал, что «в архиве не имеется справочной библиотеки и газетно-плакатного отдела, а весь материал, относящийся к названным отделам, распылен по архивохранилищам». Коллегия Центрархива РСФСР на заседании в ноябре 1925 г. признала необходимым просить Центрархив АКССР организовать справочную библиотеку и газетно-плакатный отдел.

В январе 1927 г. на техническом совещании при заведующем Карцентрархива было заявлено о проработке в ближайшее время вопроса об организации справочной библиотеки архива. А уже в «Докладе о деятельности Центрального архива Карельской АССР за организационный период его существования (1924-1927 гг.)» содержался раздел «Об отделе печатных изданий и справочной библиотеке Карцентрархива». Под библиотеку была отведена отдельная комната, оборудованная полками протяженностью 270 погонных метров, произведена «грубая разбивка» печатных изданий по содержанию. В докладе указывалось, что комната, отведенная для отдела печатных изданий и библиотеки, мала, вследствие чего значительная доля литературы сложена в архивохранилищах и недоступна для использования.

2Из отчета Карельского центрального архива за 1927-1928 гг. следует, что к концу 1928 г. в составе библиотеки архива находилось 1011 единиц хранения, занесенных в инвентарную опись и каталог. Это была литература, как непосредственно относящаяся к архивным вопросам и делопроизводству, так и «разная справочная литература центрального и местного происхождения по вопросам истории хозяйственной и культурной жизни края». В числе разобранных и «хранящихся в порядке» на тот момент печатных изданий упомянуто «Полное собрание законов Российской империи», к которому часто обращаются современные исследователи. В отчете отмечено: «Наша библиотека среди других ведомственных библиотек города по содержанию и объему занимает уже теперь далеко не последнее место». Библиотека регулярно пополнялась новыми изданиями из КАРЛИТа, а также практиковался способ «выписывания за плату» необходимой литературы. Так, например, была приобретена «История Выговской пустыни» Ивана Филиппова и многие другие издания. Систематическое пополнение библиотеки продолжалось в тот период и за счет выявления необходимых книг из запаса неразобранной литературы в хранилищах архива. Общее количество этих изданий «по самому ориентировочному подсчету» составляло не менее 20 тысяч экземпляров.

В конце 1920-х гг. у архива появились новые источники комплектования литературой. В июне 1927 г. Административно-финансовая комиссия при Секретариате ЦИКа и СНК АКССР в целях разгрузки Центральной справочной библиотеки при СНК АКССР и всех других ведомственных библиотек от изданий прошлых лет, «утративших непосредственное практическое значение» для текущей работы Совнаркома, Карплана, наркоматов и ведомств,  постановила выявлять данные издания и передавать в Центрархив АКССР.

В 1929 г. вновь активизировалась антирелигиозная политика государства. Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 г. «О религиозных объединениях» в молитвенных зданиях и помещениях отныне разрешалось хранить только книги, необходимые для церковной службы. В соответствии с новыми политическими установками Президиум ЦИК АКССР 29 июня 1929 г. постановил провести ряд мероприятий в отношении церкви, в том числе «проверить во всех молитвенных помещениях совместно с Наркомпросом имеющиеся библиотеки, оставив только книги, необходимые для отправления данного культа, остальные книги изъять и передать в Центрархив». После закрытия Петрозаводского кафедрального собора в начале 1930 г. для приема здания и имущества собора Петрозаводский горисполком организовал специальную комиссию. Центрархив АКССР предложил включить в комиссию своего представителя, обосновывая это тем, что «в соборе могут оказаться печатные и рукописные материалы архивного значения, подлежащие передаче в архивный фонд». На некоторых изданиях, поступивших в тот период из Петрозаводского кафедрального собора и хранящихся в архиве по сей день, штамп Карельского центрального архива соседствует с владельческими штампами Петрозаводского кафедрального собора, приходского совета Петрозаводского кафедрального собора, а также владельческой надписью Петропавловского собора. Среди книг с владельческими штампами есть и старопечатные издания: несколько томов «Истории российской иерархии» архимандрита Амвросия (А.А. Орнатского), изданных в начале XIX в. в Москве, «Начертание библейской истории с древнейших времен до XVIII века» архимандрита Иннокентия (И.Д. Смирнова) (СПб., 1823), «Словарь исторический о бывших в России писателях духовного чина Греко-Российской церкви» митрополита Евгения (Е.А. Болховитинова) (СПб., 1818). В Центральный архив АКССР были переданы и несколько рукописных книг из сгоревшего в октябре 1924 г. Воскресенского собора, хранившихся после пожара в Петрозаводском кафедральном соборе. В документах Петрозаводского Святодуховского кафедрального собора сохранился акт № 103/а от 10 августа 1926 г. между представителями Государственного книжного фонда и приходского совета Петрозаводского кафедрального собора о том, что перенесенные в Петрозаводский кафедральный собор после пожара Воскресенского собора старопечатные книги и рукописи, осмотренные и описанные представителем Государственного книжного фонда, «как неиспользуемые и не значащиеся на учете Собора» приняты на учет Государственного книжного фонда «на предмет их изъятия и распределения» и сданы на хранение приходскому совету «до согласования настоящего вопроса» между Государственным книжным фондом и органами управления АКССР. В прилагаемом к акту перечне книг и рукописей содержаться несколько рукописных книг, которые также входят в список рукописей архива, составленный в сентябре 1940 г. археографом и историком древнерусской литературы Владимиром Ивановичем Малышевым.

В тот же период Карельский центральный архив в соответствии с хозяйственными задачами Карельской Республики приступил к выявлению материалов, отражающих развитие горной промышленности в крае. Параллельно с обработкой архивных документов архив выявлял литературные источники по истории горной промышленности в Карелии. Был составлен библиографический указатель (в форме картотеки), из книжных запасов подобраны для библиотеки архива соответствующие печатные издания. Среди прочей литературы были подобраны и подготовлены к использованию тома периодического издания «Горный Журнал» за период с 1825 по 1892 гг.

Разброс изданий по разным хранилищам не давал возможности сотрудникам архива вести полноценную работу по систематизации, учету и размещению всего этого книжного богатства. Давно назрела необходимость введения в штат специалиста для работы с литературой. В докладе «О реорганизации аппарата Центрархива АКССР» от 30 мая 1928 г. заведующий архивом Николай Васильевич Хрисанфов отмечал, что «масса в несколько тысяч томов у нас в архивохранилищах и в архивохранилищах Онегзавода ждет своей разборки и учета», и, если не выделить «специальных работников над печатными изданиями - у нас не будет ни возможности, ни средств».

Наконец в 1929 г. в план работы Центрархива АКССР на период с 15 октября по 1 декабря вошел пункт об организации в архивном учреждении книгохранилища. К началу 1930 г. помещение под книгохранилище было подготовлено. Протяженность библиотечных полок в книгохранилище составила 620 погонных метра.

14 января 1930 г. для осуществления централизованного учета, хранения и использования «нераспространенных остатков местных печатных изданий, выпускаемых в свет государственными, общественными и кооперативными учреждениями и организациями АКССР» СНК АКССР постановил организовать в составе книгохранилища Центрархива АКССР склад государственных изданий (СГИ) и ввести в штат Центрархива особую должность квалифицированного библиотечного работника для обслуживания книгохранилища в целом.  Всем центральным учреждениям и организациям Карелии предлагалось в месячный срок выявить и передать Центрархиву АКССР все имеющиеся излишки печатных изданий.

По инициативе председателя СНК АКССР Э.А. Гюллинга функции склада государственных зданий слились с функциями книгохранилища. С 1 марта 1930 г. в штат архива введена должность заведующего книгохранилищем. Начались работы по концентрации в книгохранилище изданий, раскиданных по разным помещениям и хранилищам архива, переплетению книг, приему новых поступлений из ликвидированных учреждений и приему «излишков» изданий от учреждений и организаций Карелии, отбору литературы из запасного фонда Карельской публичной библиотеки и перемещению ее в Карцентрархив. В книгохранилище-складе государственных изданий формировались обменный и запасной фонды. Получая 10 обязательных экземпляров всех местных печатных изданий, книгохранилище распределяло их по библиотекам научных учреждений. Только за 11 месяцев 1932 г. через книгохранилище прошло 21290 экземпляров изданий. Таким образом, с начала 1930-х гг., наряду со справочной библиотекой и отделом печатных изданий, в архиве было создано книгохранилище с функцией Карельской книжной палаты. Архивное учреждение в тот период было призвано не только собирать и сохранять книжные богатства республики, но также распределять их по существующим и вновь образующимся справочным и научным библиотекам Карелии.

Предстояла архиву и трудная работа по учету литературы в книгохранилище, содержавшем в 1934 г. «ориентировочно 60000 экземпляров печатных изданий». Фонд самой библиотеки Карельского центрального архива составлял в 1934 г. приблизительно 5-6 тысяч экземпляров. По подсчетам руководителя архива Н.В. Хрисанфова, «освоение» всех книжных богатств архивного учреждения на тот момент требовало «примерно 6-летнего труда 1 человека». Новые масштабы и задачи работы с изданиями требовали привлечения дополнительных ресурсов.

Для более эффективной работы библиотеки была опробована система «шефства» над библиотекой сотрудниками архива, в итоге признанная неэффективной из-за несогласованности работы «шефов». На подбор и систематизацию годовых комплектов газет из книгохранилища привлекались временные работники через биржу труда. Характерными для довоенной эпохи были так называемые «производственные походы», благодаря которым учреждение направляло свои силы на малоосвоенные направления работы. Так, в 1935 г. Центральным карельским архивом был организован производственный поход «имени 15-летия Карельской республики», план которого включал работу по книгохранилищу и библиотеке. В последующие годы для форсирования работы с изданиями постоянно привлекались работники из разных отделов архива.

Понимая всю важность задачи по централизованному учету, хранению и использованию литературы, Карельский центральный архив, кроме инвентаризации изданий, продолжал работу по собиранию, описанию и распределению книг. Задание по книгохранилищу на 1935 г. включало пункт о возможности получения по договоренности «в виде исключения» из списанной части академического отделения Публичной библиотеки книг архивоведческого и археографического содержания, а также отбор «наиболее ценных для Центрархива книг из несписанной части» академического отделения библиотеки. Планировалось отобрать в книгохранилище дублетные экземпляры «Полного собрания законов Российской империи» для отсылки в Ленинград, составить библиографический указатель на всю имеющуюся в Центрархиве и Публичной библиотеке литературу по архивному делу, как на отдельные издания, так и на статьи, помещенные в журналах и сборниках - «Архивное дело», «Красный Архив», «Исторический архив». Интересно отметить, что среди задач по книгохранилищу на 1935 г. было и окончание библиографирования периодического издания «Церковный вестник» с формулировкой «работу поручить Казанскому на прежних основаниях». Наиболее вероятно, что речь шла о Константине Ивановиче Казанском, выпускнике Олонецкой духовной семинарии и Санкт-Петербургской духовной академии, авторе краеведческих очерков в досоветских местных периодических изданиях, бывшем помощнике смотрителя Петрозаводского духовного училища, депутате III и IV Государственной Думы.

Во второй половине 1930-х гг. главной задачей в работе с изданиями стала  инвентаризация и систематизация всей хранившейся в архиве литературы. В большом количестве, иногда по 100-300 экземпляров, выявлялись дублетные издания, которые распределялись по библиотекам, в т.ч. деревенским, а наиболее дефектные выделялись в макулатуру. За счет этого освобождались многие метры полок для более ценной литературы. В 1936 г. на освободившиеся полки были расставлены по хронологии досоветские издания: «Собрания узаконений и распоряжений правительства», «Полное собрание законов Российской империи», «Свод законов Российской империи», «Церковные ведомости», «Олонецкие губернские ведомости», «Олонецкие епархиальные ведомости», многочисленные издания о деятельности губернского земства.

В конце 1930-х гг. книгохранилище стало называться фондовой частью архивно-справочной библиотеки, которая также включала научно-справочную часть, состоящую из «русского» и национального отделений, и газетный фонд. Благодаря постоянному привлечению сотрудников других отделов к инвентаризации литературы и составлению на нее каталожных карточек, перевыполнению плана этих работ на 200 и более процентов, в 1939 г. удалось взять на учет большую часть хранящихся в архивном учреждении изданий.

В июле 1939 г. при приеме и передаче архивно-справочной библиотеки вновь назначенному заведующему А.Ф. Багге от бывшего заведующего К.Ф. Ворониной было сдано и принято: учтенной и заинвентаризированной литературы более 37 тысяч экземпляров, 22 инвентарные книги, картотека на 29 тысяч карточек, разбитых по темам, 18 ключей от хранилищ и шкафов. По «финскому» (национальному) отделению библиотеки принято учтенных и заинвентаризированных книг более 5 тысяч экземпляров, неучтенных и незаинвентаризированных изданий – «ориентировочно» 2 тысячи книг на разных иностранных языках и 163 комплекта газет на финском языке. Состояние библиотеки было признано удовлетворительным.

Как и во многих советских учреждениях, в архиве в тот период остро стояла проблема с помещениями, а состояние хранилищ по причине сырости не удовлетворяло необходимым требованиям. В течение 1930-х гг. Карельскому центральному архиву не раз отказывали в выделении средств на ремонт, обосновывая это скорым строительством нового здания. Приступить к строительству  удалось лишь в 1939 г. В докладной записке народному комиссару внутренних дел КФССР майору Баскову «О состоянии Архивного дела в Карело-Финской ССР на 1-е ноября 1940 г.» сообщалось, что архивно-справочная библиотека расположена в трех хранилищах: «под Наркомпросом, под зданием Архивного отд. НКВД КФССР на пл. 25 октября дом 2-а, и в соседнем таком же здании на пл. 25 октября дом № 1-а» (Наркомат просвещения находился в здании на пл. 25 октября — сегодня пл. Ленина, там же и два упомянутых здания-флигели — д. № 1а и д. № 2а), и помещения эти, как и другие хранилища, совершенно не соответствуют своему назначению. В целях «коренного улучшения всей деятельности архивных органов» и создания необходимых условий для сохранности документов и изданий предлагалось оказать содействие и «обеспечить лимитами» строительство нового здания архива и снабжение данного строительства материалами «централизованным порядком». О самом библиотечном фонде в докладной записке сказано, что все издания заинвентаризированы, за исключением небольшого количества литературы на шведском, английском и немецком языках. Всего на учете архивно-справочной библиотеки в ноябре 1940 г. состояло 37584 экземпляра изданий.

Накануне Великой Отечественной войны сотрудникам Центрального государственного архива КФССР удалось закончить огромную работу по упорядочению фонда архивно-справочной библиотеки, собранного со всей территории республики за два с лишним десятилетия. Тем печальнее тот факт, что война, эвакуация и оккупация Петрозаводска нанесли тяжелейший ущерб библиотеке архива. Даже на сегодняшний день, с учетом книг и периодических изданий, поступивших во второй половине XX в. - начале ХXI в., объем фонда научно-справочной библиотеки архива значительно меньше, чем был накануне войны, и составляет приблизительно 29 тысяч единиц хранения.

Змеевская Мария Александровна, главный специалист КУ НА РК

Иллюстрации:

1. Центральный архив АКССР. Здание-флигель № 1а на пл. 25 октября (сегодня пл. Ленина). г. Петрозаводск, 1936 г.
2. Центральный архив АКССР. Здание-флигель № 2а на пл. 25 октября (сегодня пл. Ленина). г. Петрозаводск, 1936 г.

Опубликовано в электронном издании «Краеведческие чтения: материалы VIII научной конференции (13-14 февраля 2014 г.)»