Человек и время. Пасынки своей страны

Н.В. Хрисанфов родился 27 июля 1898 г. в карельской деревне Вохтозеро Петрозаводского уезда. Родители его имели захудалое хозяйство, поэтому старшие братья Николая Васильевича уже с 13 лет вынуждены были уходить на заработки, тем более что в 1900 г. умер глава семьи. Николай единственный из трех братьев окончил сельскую школу, и местная интеллигенция, священник и учитель начали хлопотать о предоставлении способному мальчику возможности дальнейшего обучения за счет земства в Петрозаводском городском училище. Проучившись несколько лет в училище, в 1914 году Николай Васильевич уже самостоятельно перешел для продолжения обучения в учительскую семинарию. Февральская революция 1917 года застала его в предпоследнем классе семинарии.

Вести о событиях в столице ошеломили, породили эйфорию и иллюзии, ощущалось ожидание скорых перемен. В крае бурлила общественная жизнь, начали создаваться различные массовые организации, стремившиеся принять участие в революции. Это грандиозное событие всего лишь за несколько дней изменило весь знакомый жизненный уклад, всю привычную картину окружающего мира. За один миг безвозвратно ушло в прошлое и потеряло смысл все, что вчера казалось таким нужным и важным.

Ни одно заметное явление социально-политической жизни не обходится без молодежи с ее радикализмом, склонностью к массовым акциям, идеализмом, раскрепощенностью. Николай Васильевич с головой окунается в эту новую, интересную жизнь, становясь одним из организаторов ученического движения в городе. Осенью 1917 г. товарищи делегируют его на Всероссийский съезд воспитанников учительских семинарий, где он был избран членом комитета областных уполномоченных по наблюдению за проведением реформы учительских семинарий. Вся осень 1917 г. прошла для Николая Васильевича в бесконечных собраниях, заседаниях, дискуссиях и спорах. Повсеместно шла работа по образованию новых органов власти, обновлению политических лозунгов, преобладавшие в Карелии крестьяне и городские средние слои населения оказывали определяющее влияние на политическую жизнь края. Создание политических организаций стало насущной задачей. Еще в марте 1917 г. в Петрозаводске организовалась группа социалистов-революционеров. Именно программа эсеров, как защитников интересов крестьянства, сторонников социализации земли, противников социального расслоения и установления диктатуры пролетариата, оказалась самой близкой и понятной Хрисанфову, в недалеком прошлом крестьянскому мальчишке, и он вступает в партию эсеров. Как активного члена Петрозаводской группы эсеров в мае 1918 г. его командируют в Москву на курсы по проведению в жизнь декрета о земле, в июне он участвует в работе IV губернского съезда советов, в июле становится членом Олонецкого губисполкома. И все же желание учиться берет верх над политикой. Все революции когда-нибудь заканчиваются, но ведь надо как-то жить дальше, нужно получать образование. Осенью 1918 г. Хрисанфов уезжает в Москву, где поступает в вольный университет Шанявского.

Университет Шанявского был открыт для всех желающих учиться, это был единственный в России университет, где для поступления не требовали документы о предыдущем образовании, принимали лиц обоего пола, достигших 16 лет, вне зависимости от социального происхождения, национальности и вероисповедания. Целью университета было служить широкому распространению высшего научного образования и привлечению симпатий народа к науке и знанию. Первый российский народный университет был известным и авторитетным учебным заведением. Среди его слушателей были: Анастасия Цветаева, генетик Н. Тимофеев-Ресовский, маршал В. Блюхер, поэты С. Есенин, Н. Клюев и многие другие.

Обучаясь в университете, Хрисанфов не потерял связи с товарищами по партии, участвуя в работе московского комитета левых эсеров. В конце 1918 г. университет был закрыт и, прожив в Москве еще 2 месяца, Николай Васильевич вернулся в Карелию.

В начале 1919 г. в городе продолжаются обыски и аресты членов Петрозаводской левоэсеровской организации, последовавшие за антисоветским мятежом левых эсеров 6 июля 1918 года в Москве. В таких условиях Николай Васильевич решает выйти из эсеровской партии "в связи с окончательным отходом левых эсеров от революционных советских позиций" и отправляет для оформления своего выхода письмо в "Известия ВЦИК". Разрыв отношений с партией не спасает его от ареста в апреле 1919 г. "как бывшего активного левого эсера", и всю оставшуюся жизнь он будет вынужден оправдываться. Однако в 1919 г. для него все закончится вполне благополучно, уже через месяц его освободят по ходатайству председателя исполкома Олонецкого губсовета и губкома РКП (б) П.Ф. Анохина.

Проработав осень 1919 г. учителем Трудовой школы I ступени, по разверстке, Хрисанфов был призван в Красную армию. В сентябре-октябре 1919 г. Петроград находился под угрозой захвата белогвардейцев, армия Юденича перешла в наступление и к середине октября достигла ближайших подступов к городу - Пулковских высот. Однако уже к двадцатым числам ноября наступление белых было остановлено, войска Юденича перешли на эстонскую территорию, а 22 января Юденич объявил о роспуске своей армии. Ценою громадных усилий и людских потерь угроза взятия Петрограда миновала. В начале 1920 года Н.В. Хрисанфов вместе со своими боевыми товарищами был переброшен на Польский фронт. В апреле 1920 г. Польша начинает реализацию плана Ю. Пилсудского о создании "Великой Польши от моря до моря" вступая в поход "на Советы". Начинается тяжелая и кровопролитная война, продолжавшаяся до октября 1920 года. В марте 1921 года в Риге был подписан мирный договор, закончивший войну, а осенью Хрисанфов, демобилизованный из армии, поступает в Петроградский университет на факультет общественных наук.

После окончания университета в 1924 году Николай Васильевич возвращается в Петрозаводск, одновременно начав учиться на одногодичных архивных курсах при Ленинградском отделении Центрархива, и в скором времени получает назначение на должность заведующего Карельским Центральным архивным бюро. Правда, при собеседовании при приеме на должность выяснилась принадлежность Хрисанфова в прошлом к левоэсеровской партии и нахождение его в связи с этим на особом учете ГПУ, но Центральная комиссия по чистке советских учреждений, приняв во внимание то, что "гражданин Хрисанфов Н.В. всякую связь с партией эсеров уже с 19 года порвал и как спец по архивному делу", а также ходатайство секретаря КарЦИКа Н.А. Ющиева, сообщила, что препятствий к назначению не видит.

Состояние архивного дела в Карелии в 1924 г. было почти катастрофическим. Архивная служба не была самостоятельной, находясь в составе Наркомата просвещения, и не финансировалась. Низкая заработная плата приводила к тому, что люди, приходя на работу в подотдел архивов, задерживались не надолго, архивные материалы в полном беспорядке лежали на полу в полузаброшенных подвалах, на чердаках, в коридорах советских учреждений. Документы гибли, их расхищали, используя в качестве оберточной бумаги на рынке и в торговых лавках. Молодой заведующий вынужден был не столько руководить архивной работой, сколько заниматься обучением своих сотрудников навыкам архивно-технической работы, но именно с назначения Н.В. Хрисанфова началось становление архивной отрасли Карелии.

Уже в первый год деятельности его в должности заведующего удалось сделать многое. К 1925 году архив представлял собой заметное учреждение, и бюджет его по карельскому масштабу нельзя назвать мизерным (около 15 тыс. руб в год). За год работы были разделены фонды, систематизирована и описана значительная их часть, в 13 архивохранилищах находились на хранении 93 фонда, 31 353 единиц хранения, в штате состояли 7 сотрудников. Тогда же были заложены основы работы с учреждениями и ведомствами, было положено начало научно-справочному аппарату и учетным документам. 1925 год по праву может считаться годом становления государственного архивного дела Карелии, и роль его первого руководителя невозможно переоценить.

Сложными оказались для отечественной науки 1930-е годы. Именно с 1930-х годов начинается подъем советской культуры и науки, но этот процесс имел противоречивый характер, с одной стороны, в стране разворачиваются масштабные исследовательские программы, создаются новые научно-исследовательские институты, перестраивается система высшего образования, возрождается историческая наука, с другой стороны, культура и наука становятся частью государственной политики, попав под тотальный контроль партийно-государственного аппарата.

В сентябре 1930 г. постановлением СНК КАССР был организован комплексный Карельский научно-исследовательский институт, положивший начало созданию профессиональной науки в Карелии. На работу в институт приглашалась, в первую очередь, местная интеллигенция, имевшая опыт научной деятельности. Проработав 22 года в архивной отрасли республики, в 1936 году получает приглашение и затем переходит на работу научным сотрудником в Карельский научно-исследовательский институт и Н.В. Хрисанфов. По мере укрепления сталинского режима область «дозволенного» в науке и культуре постоянно сужалась по различным причинам, будь то борьба с буржуазной идеологией, контрреволюцией или связями с белогвардейской эмиграцией и т.д. Деятельность Карельского НИИ впервые подверглась разгромной критике еще в 1935 году на бюро Карельского обкома ВКП(б), в 1937 году последовало обвинение в организации в институте шпионско-повстанческой организации, и начались аресты сотрудников института. В числе многих был арестован и Н.В. Хрисанфов 26 октября 1937 года. Он был осужден 28 декабря 1937 года по статье 58-10-11 (контрреволюционные преступления) и расстрелян 8 января 1938 года. В 1956 году Президиумом Верховного Суда КАССР Н.В. Хрисанфов был посмертно реабилитирован.
Менее 40 лет жизни было отпущено этому человеку, но как много эпохальных событий довелось ему пережить: революция, гражданская война, становление нового государства. Он принимал участие в событиях, значимых для истории своей страны и как многие яркие, талантливые люди в первую очередь попал под «молот» репрессий.

Ведущий специалист Национального архива
Республики Карелия
Е.В. Вдовинец