История рода Воронцовых. 200 лет

Моя бабушка, Пелагея Ивановна Воронцова (в девичестве Андреева), приходится дочерью Ивану Герасимовичу и сестрой Петру Ивановичу Рябининым-Андреевым, представителям известной династии русских сказителей Карелии. Об этой династии написано много, но исследователи до сих пор продолжают её изучать.

Мой дед, Афанасий Федорович Воронцов, происходит из старинного заонежского рода Воронцовых. По семейным преданиям один из наших предков построил часовню Кирика и Иулитты в деревне Воробьи, предлагал средства на реставрацию Преображенской церкви в Кижах, держал кондитерскую в Санкт-Петербурге. Другой предок фамилию Воронцов получил в подарок от графа Воронцова, у которого он служил то ли конюшенным, то ли стремянным, за то, что спас графу жизнь, когда его лошадь вдруг понеслась.

Как породнились два этих рода, кто стал первым носить фамилию Воронцов, чем ещё знаменит род Воронцовых из Заонежья, какие из семейных преданий правдивы? Эти вопросы привели меня в Национальный архив Республики Карелия.

Афанасий Федорович Воронцов родился 15 июня по ст. ст. (28 июня по нов. ст.) 1893 года в деревни Воробьи Кижского погоста Петрозаводского уезда. Его родители «деревни Пахинского берега государственный крестьянин Федор Акакиев Воронцов и законная жена его Мария Антонова»1.
По семейным воспоминаниям деда Афанасия Федоровича звали Акатом. Это о нем рассказывали, что он жил в Санкт-Петербурге, имел там кондитерскую, торговал на ярмарке в Нижнем Новгороде.

Так как правильно Акат или Акакий? Оказывается Акат или Окат – одна из форм старинного имени Акакий, что в переводе с греческого означает «незлобливый, невинный». Вот этот Акакий и стал основоположником рода Воронцовых.

Воробьи - родовая деревня Воронцовых расположена на западном берегу Большого Клименецкого острова. В разное время ее называли по-разному:

«д. в Пахиничах Мечаковская» (во дворе Васюк Иванов Мечаков)» (1563),
«д. В Пахиничах Мечаковская (во дворе Васко сын Воробьев)» (1616),
Мечаковская (1720),
Воробьевская (она же Мечаковская) (1850).
Первые сведения о семье были найдены в ревизской сказке Кижской трети за 1782год2:
«Деревня Мечаковская. Селиверст Федоров (по последней 1763 года ревизии ему состояло 38 лет), умер 1768 (?)году. У него жена Устиния Захарьева дочь старинная, 59 лет, взята той же трети у государственного крестьянина. У них дети, записанные в предыдущие ревизии:
Родион - холост, 21 год,
Стафей - холост, 19 лет.

Женска пола: Дочь Ефимия (по последней 1763 года ревизии ей состояло 4 года), выдана замуж той же трети деревни Вой-Наволок за государственного крестьянина Семиона Варфоломеева».

Мама вспоминала: «Когда мы приезжали на лето к бабушке с дедушкой в Воробьи, в деревне спрашивали к кому мы приехали, и, увидев дом, на который мы указывали, говорили – а, к Захарьиным». Она не знала, почему их так называли. Видимо сохранилась в памяти народной Устиния, Захарьева дочь.
По ревизской сказке 5 ревизии за 1795 год Родион и Стафей Селиверстовы были уже женаты. Стафею 32 года, жене Анне Ивановне 21 год. Взята она из деревни Рогачевской у крестьянина Ивана Евтиева3
К 6 ревизии 1811 года у Стафея уже трое сыновей: Герасим, 12 лет, Лука, 9 лет и Яков, 7 лет4, а также дочь  Агафья 3 лет.

1 марта 1813 году умирает Родион Селиверстов. Ему был 51 год. У него осталось двое детей: Василий, отданный в рекруты в 1813 году и Степан, 17 лет. К этому времени у Стафея умирает жена Анна Иванова. Оставшись с пятью детьми, младшая из них – новорожденная Степанида, Стафей женится на Ирине Савиновне. В каком году, из какой деревни он ее взял, пока документов не найдено. Но 17 апреля 1813 года у них рождается сын Акакий.

«Акакий. Рожден 17 апреля, крещен 25 апреля. Деревни Мечиковской у крестьянина Стафеева Селивертова. Восприемник: той же деревни крестьянина Григория Герасимова сын Михаил»5
Маленькому Окату было всего полтора года, а его матери Ирине 23 когда в возрасте 50 лет от лихорадки умирает Стафей.

«15 сентября Деревни Мечиковской государственный крестьянин Стахий Селиверстов 50 лет от лихорадки»6.
Надо отметить, что в документах иногда вместо Стафея писали Стахий.

После смерти мужа Ирина Савинова с пятью приемными детьми и сыном Окатом продолжает жить вместе со Степаном Родионовым. По ревизской сказке 1816 года семья состоит из:

«Родион Селивертов (по последней ревизии ему состояло 50 лет), умер 1813 году. Родионова дети Василий (по последней ревизии ему состояло 18 лет), в рекрутах с 1813 года.
Родионова дети Степан, 20 лет. Степана сын Григорий 1 месяц.
Родиона Селивертова брат Стафей (по последней ревизии ему состояло 46 лет), умер  в 1814 году.
Стафея дети: Герасим, 16 лет, Лука, 13 лет, Яков, 11 лет, Окат, 3 года
Родиона Селивертова жена Дарья Логинова (?), 47 лет. Его же дочь Авдотья, 10 лет. Степана Родионова жена Фекла Михайлова, 17 лет.
Стафея Селивертова жена Ирина Савинова, 25 лет. Его же дочери Агафья, 7 лет, Степанида, 5 лет»7.
Молодая женщина, не успев даже и двух лет пожить с мужем, остается одна. В апреле 1818 года она рожает сына Артемона8, который, видимо, умирает, потому что больше нигде в просмотренных документах не встречается.

Около 1821 года у Ирины Савиновны рождается сын Иван. Его история заслуживает отдельного рассказа. А 20 июля 1829 года у нее появляется дочь Ефросинья9, которая, по-видимому, тоже умерла, т.к. больше в документах она не встречается. Кто был отцом этих детей, может быть отцы были разные - об этом история пока умалчивает.

В середине 1820 годов двоюродные братья Степан Родионов и Герасим Стафеев с родными братьями разделили хозяйство (посемейные списки о состоянии крестьян Кижской волости за 1824 и 1825 годах10), но это, видимо, не привело к семейному разделу, т.к. до 1834 года братья жили одним домом11.

В ревизской сказке 1834 года впервые упоминается фамилия Воронин: «Степан Родионов Воронин (по последней 7 ревизии ему состояло 20 лет), 38 лет»12.

Семейство разрасталось, старшие братья женились, девочки выходили замуж, рождались и умирали дети. Показательна запись о женитьбе в метрических книгах за 1823 год: «Д. Мечаковской 25 января государственный крестьянин Герасим Стафеев с крестьянской дочерью деревни Яковлевской Евдокией Игнатьевой. Жених вторым браком. Отроду из них жениху 25 лет, невесте 20 лет. Поручители со стороны жениха дер. Мечаковской крестьяне Степан Родионов и Лука Стафеев»13. Герасиму 25 лет, а у него уже второй брак, первая жена умерла, остались маленькие дети, необходима хозяйка в доме.

Пришло время жениться Акакию. В метрической книге за 1836 год есть такая запись: «11 ноября Петрозаводского уезда Кижского погоста деревни Мечаковской государственный крестьянин Акакий Стафеев, холостой, с девицей Анной той же деревни государственного крестьянина Мины Григорьева дочерью»14. Жениху на тот момент было 23 года, невесте едва минуло 16 лет.
Первое упоминание о семье Мины Григорьева встречается в ревизской сказке 5 ревизии 1795 года: «Григорий Иванов, 25 лет. У него жена Ефимия Трофимова дочь, 20 лет, взята деревни Пялозеро у государственного крестьянина. У них сын, рожденный после ревизии Василий, 2 недели.

После минувшего проведения ревизии приписаны Петрозаводского нижнего земского суда в одну из деревень Мечаковскую. Обращенные петрозаводские мещане в крестьянство в 1788 году»15.
Мина Григорьев родился ок. 1797 года. В ревизской сказке 1834 года находим запись «Григорий Иванов 63 года. Григория Иванова сын Мина 36 лет. Григория Иванова жена Ефимия, 58 лет. Мины Григорьева жена Марья, 37 лет. Его дочь Анна, 13 лет»16.

Судя по всему, семья Мины Григорьева не бедствовала. В посемейных списках о состоянии крестьян за 1824, 1825 и 1827 годов состояние семьи отмечено как среднее, в то время как состояние Герасима Стафеева с братьями было бедное17.

Анна была единственным оставшимся в живых ребенком Мины Григорьева. Неудивительно, что он принял Акакия за сына и всю оставшуюся жизнь провел рядом с зятем, его матерью Ириной Савиновной и ее незаконнорожденным сыном Иваном.

После женитьбы Акакий вместе с женой, матерью и братом отделяются от сводных братьев. Но в посемейном списке 1840 года данных о скоте и земледелии нет. Зато у Мины Григорьева с отцом на одного годного работника посеяно 8 четвериков озимого клина, 10 ярового, выкошено сена 10 возов18. Это позволяет делать вывод, что Акакий с Иваном могли вести хозяйство вместе с тестем.

Проходит время, детей у Оката с Анной нет. Приходит несчастье. Анна умирает. Когда это произошло и где, пока выяснить не удалось. Но 2 февраля 1849 года  Окат женится  второй раз, о чем в метрической книге за этот год находится запись: «деревни Мечаковской государственный крестянин Акакий Стафеев, православного вероисповедания, вторым браком, 35 лет.
Невеста: девица Анастасия Петрова деревни Сявнеги крестьянина Петра Васильева дочь, православного вероисповедания, первым браком, 17 лет»19. Поручителем у жениха выступает Мина Григорьев, отец первой жены!

Чем еще интересна эта запись? Тем, что здесь Акакий Стафеев еще не записан с фамилией. А в ревизской сказке 1850 года фамилии появляются уже у всех братьев: «деревни Воробьевской (она же Мечиковская)
212) Степан Родионов Воронин, 54  года, Степана Родионова от первой жены сын Григорий, 34 года, Григорьев сын Трофим, 4 года
Степана Родионова от второй жены сын Иван, 8 лет.
Степана Родионова жена Ирина Михнева, 40 лет, Григория Степанова жена Ирина Евсеева, 36 лет.

213) Герасим Стафеев Воронин, 50 лет.
Герасима Стафьева сыновья:
Евдоким, 22 года, Егор, 20 лет, Иван, 7 лет.
Евдокима Герасимова жена Авдотья Матвеева, 22 года
Герасима Стафеева дочери: Авдотья, 24 года, Устина, 21 год, Любовь, 17 лет, Меланья, 15 лет, Авдотья, 13 лет.
Герасима Стафьева брат Яков Стафьев Воронин, 29 лет. Яковлев сын Филипп Перечислены в Сенногубского общества в деревню Зяблых Нив в 1840 году.

214) Акакий Стафеев Воронцов, 37 лет . Акакия Стафеева от второй жены сын Петр 2 месяца
Акакия Стафьева матери Ирины незаконнорожденный сын Иван Богданов, 29 лет. Акакия Стафеева мать Ирина Савинова, 59 лет.
Акакия Стафеева жена Настасья Петрова, 18 лет»20.

Здесь мы видим, что все братья, сводные и двоюродные, а также их дети стали носить фамилию Воронины, а Акакий с семьей – фамилию Воронцовы.
Акакий Стафеев Воронцов стал основателем рода Воронцовых в Заонежье. Только вот как считать, сколько лет роду:
- если со дня рождения Акакия 17 апреля (по ст.ст.) 1813 года, тогда в этом году роду исполнилось уже 200 лет;
- если с первого упоминания фамилии в ревизских сказках Кижской волости 1850 года, тогда роду «всего» 163 года?

Здесь хочется сделать небольшое отступление. В книге «Родословия русских сказителей Заонежья XVIII-XIX веков» С.В. Воробьева пишет: «К списку старообрядцев по Кижской волости за 1855 год были причислены: Никифор Прокопьев Кокойкин, его жена Агафья Стафеева (урожденная (выделено мной – Л. А.) Воронцова из деревни Воробьи) и невестка Никифора Кокойкина Авдотья Максимова»21. Но как можно говорить об Агафье Стафеевой, что она урожденная Воронцова, если фамилия появилась около 1850 годов, а к этому времени Агафья уже была замужем за Кокойкиным?

К 1860-м годам Акакий не только ведет хозяйство с тестем Миной Григорьевым22, но их уже записывают одной семьей. В ревизской сказке Кижской волости на 1858 год находим запись:
«Мина Григорьев, 60 лет.
Мины Григорьева зять Акакий Стафеев Воронцов, 45 лет.
Акакия Стафеева сыновья:
Петр умре в 1853 году (по последней ревизии ему состояло 2 месяца),  Василий 6 лет.
Акакия Стафеева матери Ирины незаконнорожденной сын Иван Богданов, 37 лет.
Иванов сын Василий, 7 лет.
Мины Григорьева жена Марья Игнатьева, 61 года.
Акакия Стафеева мать Ирина Савинова, 67 лет
Акакиева Стафеева жена Настасья Петрова, 25 лет. Его же дочь Марья, 2 года.
Ивана Богданова жена Матрена Михайлова, 31 года. Его же дочь Екатерина, 3 года»23.

Хозяйство Акакия Стафеева Воронцова было достаточно зажиточным. К 1867 году он имел сойму24 озерную стоимостью 40 рублей, поднимающую 400 пудов и получающую за лето доход в 30 рублей25. Согласно страховым ведомостям за 1874 год26  Акакию Стафееву с братом Иваном принадлежал дом  со службами, страховой стоимостью 25 рублей, и амбар со страховой стоимостью 10 рублей. В то время амбары существовали не в каждом хозяйстве.

Уж не этот ли амбар был использован при постройке часовни Кирика и Иулитты в деревне Воробьи? Вот что написано в статье «Новые факты в истории памятников» в газете «Кижи»27:
«Характер решения сруба молитвенного помещения позволяет предположить, что первоначально сруб кафоликона являлся амбаром, о чем свидетельствуют вставки бревен на южной стене молельни, на месте бывшей там двери, подтески бревен в местах, где ранее примыкали косяки двери. Таким образом, первым строительным этапом часовни является дата перестройки амбара в безалтарный храм с переносом, очевидно, его на новое место, на возвышенность, с изменением места расположения входа, пристройкой сруба трапезной и притвора с надстроенной звонницей, установкой на крыше главки. При этом для стеновых конструкций молельни использован старый сруб амбара, с сохранением его размеров в плане, а трапезную и притвор со звонницей срубили из новой древесины».

Там же есть ссылка на дневниковые записи Ларса Петтерссона28, в которых сказано, «что, со слов местных жителей, строительство часовни оплатил уроженец деревни Воробьи, петербургский конфетный фабрикант Агат Агатович Воронцов именно в 1860-е гг. Там также упоминается о том, что основной сруб первоначально принадлежал амбару, место входа в который хорошо видно на южном фасаде»29

То, что Акакий Воронцов трансформировался в Агата Агатовича совершенно естественно, т. к. Л. Петтерссон записывал со слов жителей на финский язык, потом эти сведения переводились на русский.

Эти записи интересны тем, что подтверждают семейные предания о строительстве Акакием часовни в родовой деревне, а также о наличии у него какого-то конфетного дела в Санкт-Петербурге.
Использовать амбар под основание часовни Акакию Стафееву пришлось, на мой взгляд, потому что в 1867 году «крестьянин Акакий Воронцов просил разрешения строить церковь в другом месте, но не получил его, а вместо этого было велено использовать запасы леса для ремонта Кижской церкви»30.

Но не только строительством часовни знаменит наш предок. 26 марта 1875 года газета «Олонецкие губернские ведомости» № 23 сообщила об устройстве маяка крестьянином Воронцовым на собственные средства на острове Б. Клеменецкий31.

Когда и где умер Акакий Стафеев Воронцов? По семейным преданиям последние годы он жил в Санкт-Петербурге, владел кондитерской, ездил на ярмарки в Нижний Новгород. После его смерти жена Настасья Петровна переехала в Воробьи вместе с детьми. Пока подтверждения или опровержение этого я не нашла. Судя по всему, дорога ведет в Санкт-Петербургские архивы.
Еще одно семейное предание не дает покоя. Кто из родни мог служить у графа Воронцова? Может быть это Лука Стафеев, которого 1824 году забрали в рекруты? Сам Акакий не служил, брат Иван тоже. Это только мои предположения, но не зря же наши бабушки вспоминали об этом. Кстати, говорилось и том, что у Федора Акакиевича дома в Воробьях хранились сабли и георгиевские кресты. Кому они принадлежали? Еще много вопросов осталось…

Большое спасибо сотрудникам архива за неоценимую помощь в работе над историей рода!

На фото:
Воронцовы1: Афанасий Федорович Воронцов с женой Пелагеей Ивановной (урожденной Андреевой) и детьми. Приблизительно 1931-1932 гг. Оригинал фотографии находится в музее «Кижи».
Воронцовы2: Справа налево: П.И. Воронцова – моя бабушка, А.Ф. Воронцов - мой дедушка, Александра Афанасьевна Иванова (в девичестве Воронцова), - моя мама, Борис Александрович Иванов – мой папа. Приблизительно 1965-1967гг.

Примечания:
1. Метрические книги…1893г. НА РК, ф.25¸ оп.22, д.426, л. 163
2. Ревизская сказка Кижской трети за 1782год.  НА РК, ф.4¸ оп.18, д.2/7, л. 132
3. НА РК, ф.4¸ оп.18, д.12/109
4. НА РК, ф.4¸ оп.18, д.23/227, л. 68
5. НА РК, ф.25¸ оп.22, д.40, л. 267
6. НА РК, ф.25¸ оп.22, д.41, л. 223
7. НА РК, ф.4, оп.18, д.34/343, л.59
8. НА РК, ф.25, оп.22, д.46, л.194
9. НА РК, ф.25, оп.22, д.9
10. НА РК, ф.37, оп.58, д.3/15 и ф.37, оп.58, д.5/26
11. Ревизская сказка … 1834года, НА РК, ф.4, оп.18, д.59/554
12. Ревизская сказка … 1834года, НА РК, ф.4, оп.18, д.59/554, л 52
13. НА РК, ф.25¸ оп.22, д.54/629, л. 231
14. НА РК, ф.25¸ оп.22, д.86/862, л. 333
15. НА РК, ф.4¸ оп.18, д.12/109
16. НА РК, ф.4¸ оп.18, д.59/554, л.53
17. НА РК, ф.37, оп.58, д.3/15, д.5/26, д.6/31
18. НА РК, ф.37, оп.58, д.10/53
19. НА РК, ф.25¸ оп.22, д.147, л. 125
20. НА РК, ф.4¸ оп.18, д.61/574, л.75
21. Воробьева С.В. Родословия русских сказителей Заонежья XVIII-XIX веков. Петрозаводск. Изд-во ПетрГУ, 2006, с.62
22. НА РК, ф.37, оп.58, д.21/122, л.61
23. НА РК, ф.4¸ оп.18, д.77/761, л.75
24. Сойма - небольшое парусно-гребное промысловое или грузовое судно.
25. НА РК, ф.14¸ оп.2, д.1/14, л.22
26. НА РК, ф.14¸ оп.1, д.18/9, л.68
27. Кистерная М., Вахрамеева Т. Новые факты в истории памятников // Кижи, №3 (98), апрель 2013.
28. Ларс Петтерссон, финский ученый (12.08.1918-03.04.1993), который был направлен главнокомандующим финской армии на территорию Карелии в сентябре - октябре 1942 года. В 1942-1944 гг. Л. Петтерссон вместе с художником и скульптором О. Хелениусом (1910-1976) провел тщательную инвентаризацию деревянных церквей и часовен части Карелии, которая была занята финской армией.
29. Кистерная М., Вахрамеева Т. Новые факты в истории памятников // Кижи. 2013. №3 (98). Апрель.
30. Гущина В. Благое дело - восстановление храмов // Кижи. 2004. №1 (1). Июнь.
31. Олонецкие губернские ведомости. 1875. №23. 26.03.1875.

Людмила Борисовна Афонина